» » Никита Кричевский: «США невыгодно укрепление доллара»

Никита Кричевский: «США невыгодно укрепление доллара»

683 0

Никита Кричевский: «США невыгодно укрепление доллара»Досье «КТ»

Кричевский Никита Александрович, российский экономист и публицист, специалист в области государственного управления экономикой, финансов,риск-менеджментаи социального обеспечения.


 

Автор русского экономического чуда – экс-глава ФРС

 

– Думаю, вопросы всех волнуют сегодня одинаковые…

– Не думаю. Вас волнуют вопросы стабильности в нефтегазовой сфере? Меня нет.

– Почему? Мы ведь, как говорят, на нефтяной игле?

– На сырьевой. На ресурсной. А на ресурсной игле мы сидим уже давным-давно. Сначала на земле, потом на лесе, потом на мехе. Потом на нефти с газом. Так и живём.

– Так все страны, которые что-то продают, сидят на игле…

– Не все. На какой ресурсной игле сидит Япония?

– На технологической!

– Может. Но мы сидим и ничего не производим. А японцы производят. Тогда понятие «технологическая игла» не подходит. Хорошо, кстати, сказано. Надо в Японии движение организовать – «Слезем с технологической иглы»!

– Но ведь у них там кризиса такого нет, как в России?

– Там всё ещё хуже! Уровень жизни выше, конечно, но они остановились в развитии в девяностых. Они очень долго существовали за счёт низкой йены. Также как Китай. В 85-м году их заставили её резко укрепить. Собрались в Отеле Плаза (Нью-Йорк. – Ред.) руководители США, Британии, Европы – и это никакая не конспирология, а известный факт – и говорят: давайте йену укрепим. А Япония – проигравшая сторона во второй мировой, которой запрещено было иметь армию и где очень сильно американское влияние. И Япония была вынуждена подчиниться. Там моментально встало производство и начала развиваться спекуляция. В итоге квартира в Японии стала стоить дороже, чем земля под императорским дворцом. Теперь у них второй после Зимбабве госдолг. Свыше 220% от ВВП. И экономика если растет, то на 1%. Что, конечно, не отражается на благосостоянии, но Япония давно не является локомотивом мировой экономики. У «Самсунга» (южнокорейская фирма. – Ред.) матрица считается лучше, и «Самсунг» экспортирует её в Японию. И в телевизоре «Сони» стоит самсунговская матрица. Вот вам и Япония. Они сегодня в чём-то, может, и идут вперёд, но не теми семимильными шагами, как 30 лет назад. Сегодня впереди Китай. Насколько долго он будет ещё впереди, неизвестно. Но Китай тормозится. Тормозится Китай – тормозится Америка, тормозится Америка – тормозится фондовый рынок. Фондовый рынок – это сырьё. А сырьё – это мы. И вот такая цепочка. И не поймёшь, где начало. Но то, что кризис не наш, это очевидно. Мы жили за счёт спекулятивной составляющей цены на нефть. Она кончилась. Может, мы виноваты, а может Китай. Но тогда надо говорить, что автор русского экономического чуда – Алан Гринспен, который учётную ставку ФРС снизил с шести с половиной процентов до одного.

 

 

Чтобы установить фиксированный курс, придётся закрывать страну

 

– Осталась ли сегодня в цене нефти спекулятивная составляющая? Насколько сегодняшняя цена экономически обоснована?

– Неизвестно. Очевидно, что спекулятивная составляющая там по-прежнему сидит. Но уже не такая большая, как это было ещё недавно.

– Понятно, что 100 долларов баррель явно не стоит!

– А 147 в середине июля 2008 года? Ну вот такой рынок! А что Айфон стоит, по-вашему, 700 евро? Там все затраты, включая интеллектуальные, – 22–25%. Остальное – это маркетинг, продвижение, создание ореола, Стив Джобс и так далее. А реальная его цена 150. Самсунг продаёт по цене в 300. Разницы в качестве никакой.

– Насколько курс рубля привязан к стоимости нефти?

– По моим представлениям, где-то процентов на 50–60. Потому что если бы был привязан на 90–100 процентов, сегодня курс был бы не 80, а не меньше 100 рублей за доллар.

– В Совете Федерации предлагают установить фиксированный курс на уровне 40 рублей. К чему это может привести?

– Это невозможно, это чистой воды популизм. Ведь это значит, его искусственно поддерживать. За счёт чего? За счёт уровня потребления, за счёт ограничения импорта. Да, это можно сделать. Но тогда надо закрывать страну. Готовы ли те, кто это предлагает, закрыть страну? Путин не готов. А они просто не понимают, что предлагают. Если оставить всё как есть, и сделать курс 40, то те немногочисленные резервы, которые ещё остались в стране, придётся расходовать для поддержания этого курса. Тогда придётся резать бюджет. Но в этом случае уже не ограничишься бюджетными инвестициями, тогда нужно резать социалку.

– У вас есть прогноз по курсу рубля и ценам на нефть?

– Спрогнозировать можно погоду. Иногда землетрясение. Но спрогнозировать цены, на которые влияет масса обстоятельств, невозможно. Завтра Иран жахнет по Эль-Рияду ракетами, а потом Израиль Иран накроет! Какой тогда будет нефть? Экономика – это не физика, это наука социальная, и зависит от того, как люди себя поведут. Как завтра поведёт себя Иран или Америка? Никто не знает.

 

 

Америка подключается, когда есть народные недовольства

 

– На ваш взгляд, события в Молдавии можно сравнивать с украинским майданом, и прослеживается ли в них рука США?

– Мне кажется, Америка подключается тогда, когда есть определённые народные недовольства, есть какая-то уже движущая сила, а дальше они исходят из приоритета своих интересов в том или ином регионе. Я не уверен, что Америку так уж сильно волнует Молдавия. Ну победит то или иное правительство, что изменится?

– А с точки зрения отторжения Молдавии как бывшей советской республики от России?

– А Молдавия никогда и не тяготела к России. Там не так много русских, и Молдавия всегда тяготела к румынам, к европейцам. И что для России в данном случае изменится?

– Ну как же – Крым теперь российский, до Молдавии нынче рукой подать, разместит там НАТО свои базы, свои ПВО. Сейчас Молдавия уже разрабатывает Стратегию национальной обороны вместе с НАТО. Это ведь важно со стратегической военной точки зрения?

– Конечно, всё важно, что происходит недалеко от границ России. Но сказать, что это имеет сопоставимое с Украиной значение, нельзя. Всё-таки с Украиной общая граница. С Молдавией Приднестровье граничит, но в Приднестровье Молдавия не полезет, потому что там огромный военный арсенал и очень сильная поддержка со стороны России. С Гагаузией разберутся? Ну пусть разбираются! Не стоит преувеличивать влияние Америки в Молдавии. В конце концов, это головная боль Европы. Там небольшое количество населения и низкая покупательская способность. Она относительно интересна Европе. А Америке вряд ли. Военные базы? Да, разместят. Наши – бастионы развернут, а дальше посмотрим! Гораздо большее значение в этом регионе имеет Турция.


 

Упадёт доллар – подорожает Биг-Мак

 

– Имеют ли под собой основания заявления некоторых российских политиков о том, что «грязная зелёная бумажка» скоро рухнет?

– Это произносится потому, что это нравится избирателю. Ну а что это изменит для нас, для России?

– Вся экономика привязана к доллару…

– Экономика привязана к людям. А деньги – это смазочный материал, моторное масло, который помогает экономике работать более эффективно. Есть два типа экономики: экономика для потребления и экономика для прибыли. И в том, и в другом случае деньги оказываются смазочным материалом.

– Тот же экс-глава ФРС Алан Гринспен, кстати, в прошлом году предрёк крах доллара в ближайшие годы, учитывая, что он уже давно ничем не обеспечен. Давайте чисто гипотетически представим, что это произошло. Что будет?

– Самое интересное, что в долларах мы ничего не продаём. Может, процента три экспортной продукции. Мы продаём в евро, в монгольских тугриках, в китайских юанях. И покупаем в них же. Ну да, только в пересчёте на доллары.

– Так ведь не только российская, их валюта тоже привязана к доллару.

– И обесцениваются очень многие валюты. И это очень плохо для Америки. Если американская валюта укрепляется, становится дороже, это значит, что их продукция будет находить меньший сбыт. Ведь из двух компьютеров – американского и южнокорейского – выберут второй, он дешевле. Перенести производство в Бангладеш – это единственный вариант, чтобы оставить прежнюю себестоимость. Для Америки это патовая ситуация. С одной стороны, это международная валюта, с которой всё сравнивают, а с другой – национальная валюта Соединенных Штатов, которая излишне укрепляется. Это значит, что на этом фоне туда будет поступать больше товаров из-за границы, и будет загибаться собственное производство. Эта ситуация очень сильно тревожит американское руководство. И я думаю, в ближайшее время они снова будут выбрасывать в оборот новые деньги, чтобы снизить курс доллара. И я бы на их месте очень много выбросил, дабы уйти от 60-процентного формирования мировых резервов в долг. Потому что все пересчитывают и валюты, и нефть, и газ через баксы. Надо уйти от этого.

– Может, следует придумать нейтральную единицу измерения?

– Её не надо придумывать. Надо уйти американцам от международной валюты. Пусть это будет евро. Это единственная валюта, которая может составить конкуренцию доллару. Если увеличить количество долларов в экономике, курс снизится, в первую очередь по отношению к евро. Это такое соревнование, которое неизвестно к чему приведёт. От того, что через некоторое время нефть будет стоить не 30, а, скажем, 50 долларов, мало что изменится, потому что мы смотрим исходя из сегодняшней покупательской способности. А когда будет по 50, покупательская способность будет меньше. Скажем, на 1 доллар можно было купить 1 Биг-Мак, а через год – половину Биг-Мака на тот же доллар. И что нам это даст? Долларов будет больше, но Биг-Мак-то будет стоить не доллар, а два! А мы думаем, что если завтра нефть будет стоить 50 или 100, нам будет лучше. Не будет. И тут мы понимаем, что чересчур увлеклись международными сравнениями и забыли, что мы живём в своей стране, питаемся своими продуктами, одеваемся в свою одежду, ездим на своём бензине. Да, автомобили частично наши, частично иностранные. Но, опять же, тратим-то мы деньги здесь. Пусть об этом болит голова у жителей штата Техас или Аризона. Кстати, точно так же 100 лет назад беспокоились по поводу Англии. Ведь 100 лет назад в английских фунтах измерялось 80% мировой торговли. И все говорили – это козни Англии! Потом Англия кончилась и после второй мировой войны пришла Америка. Сегодня Америка заканчивается. Кто будет после неё? Неизвестно.

– Может, Китай?

– Может, Китай. Но Китай не стремится к конвертируемости. И если завтра он заявит, что их валюта конвертируемая, курс будет не 6,5 к доллару, а 1:1, а потом ещё и доллара дороже, ведь все сразу побегут вкладывать в юань и спрос резко увеличится. А китайская экономика развалится, потому что она ориентирована на низкий юань. И будет та же ситуация, что была в Японии в 85-м.

– Как может измениться политика Вашингтона по отношению к России и вообще в мире после президентских выборов в США?

– Ухудшится.

– Независимо от того, кто выиграет?

– Нет. Если всё будет так, как сегодня, то ухудшится. Потому что Обаму упрекают в том, что он недостаточно твёрд по отношению к России. У нас непростые отношения с другими странами были всегда. С литовцами, с поляками, с немцами, с англичанами, с американцами, с японцами. Что изменится от того, что у нас с кем-то отношения будут хуже? Страна кончится? Нет, не кончится. Умрём мы все? Нет, не умрем. Мы всё время думаем о чём-то глобальном. О конспирологии, об Америке, о Рокфеллере, о Ротшильдах, о закулисных кознях. Нам кажется – всё, что происходит, зависит не от нас, а от действий каких-то третьих сил, включая инопланетян. Нам это удобно. Русский человек привык перекладывать ответственность на кого-то. Воевода виноват? Так сегодня другой. Но менталитет остался. Америка виновата? Так это Америка 15 лет назад сделала так, чтобы вы сейчас ездили на хороших машинах.

 

Денис СИМОНЕНКО


скачать dle 11.1смотреть фильмы бесплатно

MaXiM Посетители

Автор: MaXiM

Комментариев пока нет, добавьте свой!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

X
Покрытие